ВРЕМЯ ХАОСА: ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ГОРНОДОБЫВАЮЩИХ КОМПАНИЙ 18.06.2020

ВРЕМЯ ХАОСА: ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ГОРНОДОБЫВАЮЩИХ КОМПАНИЙ


В этой серии из трех статей Максим Собокарев описывает текущие и будущие последствия пандемии Сovid-19 на горнодобывающий сектор, а также отвечает на вопрос о том, может ли нынешняя ситуация помочь компаниям опередить своих шустрых конкурентов путем выхода на листинг? И если да, то, что необходимо сделать управляющим партнерам и финансовым директорам для того, чтобы успешно воспользоваться предоставленной возможностью?

Часть 1
Время хаоса: Как не упустить удачный момент?

Глобальная эпидемия коронавируса привела к катастрофе, сравнимой с библейской чумой. Возникший в результате экономический хаос и происходящие на наших глазах человеческие трагедии неразрывно связаны. В то время как некоторые правительства отреагировали на ситуацию путем введения обширных ограничений, другие пытались поддерживать баланс между защитой здоровья граждан и экономикой. Мы далеки от того, чтобы предугадать, какой подход окажется предпочтительным в долгосрочной перспективе. Тем не менее, уже сейчас очевидно, каковы будут экономические последствия в долгосрочной перспективе.

В последнем World Economic Outlook Report, опубликованном Международным валютным фондом (МВФ) в апреле этого года, говорится, что в результате сбоев в производстве, продажах и цепочках поставок, вызванных карантинными мерами, мировая экономика в 2020 году сократится на 3.0% (по сравнению с прогнозируемым в январе ростом на 3.3), что свидетельствует о гораздо более резком сокращении, чем тот, который наблюдался во время финансового кризиса 2008-2009 гг.

Влияние пандемии на мировые финансовые рынки оказалось еще более резким и драматичным. Хотя в настоящее время произошло некоторое восстановление, показатели фондовых рынков во многих странах упали на целых 30% за последние два месяца, а их волатильность значительно возросла. Долговые рынки также пострадали. В добавок к возросшей волатильности, возникли проблемы с ликвидностью даже на таких традиционно стойких рынках, как рынок казначейских облигаций США. Для корпоративных игроков, особенно тех из них, которые обладали слабым кредитным рейтингом, спреды увеличились.

Сырьевые рынки, разумеется, тоже не остались нетронутыми. По мере того, как спрос иссяк, цены рухнули. Особенно яркой иллюстрацией этого явилось пусть и очень кратковременное падение цен на нефть в США до «отрицательных» значений, наблюдавшихся 20 апреля этого года.



В докладе Всемирного банка о состоянии рынка сырья (Commodity Market Outlook Report) подчеркивается тот факт, что индекс цен на металлы и минеральное сырье упал на 4.7% в 1-м квартале 2020 года. Как и следовало ожидать, единственным положительным исключением оказался сектор драгоценных металлов, который вырос на 5.4% по сравнению с тем же периодом прошлого года - в основном благодаря влиянию цен на золото, которые выросли на 14.9%.

 В то время как правительства вводили стимулирующие меры, центральные банки по всему миру в целом реагировали на экономическую угрозу так же, как и на финансовый кризис 2008 года - то есть путем снижения процентных ставок и повышения ликвидности. Без сомнения, снижение доходности на долговом рынке стало одной из причин того, что фондовые рынки не упали еще больше, поскольку инвесторы были готовы принять определенный уровень повышенного риска для сохранения прибыли. Хотя конечно, очевидно, что теперь они оказались более разборчивы в отношении секторов и отдельных компаний, которые они готовы поддержать.

Хотя масштабы нынешнего экономического хаоса очевидны, пока еще не ясно, как долго он продлится и насколько быстрым будет восстановление после окончания пандемии. Стандартный сценарий МВФ предполагает, что пандемия исчезнет во второй половине 2020 года, и меры по локализации могут быть отменены. В соответствии с этим сценарием прогнозируется, что в 2021 году мировая экономика восстановится на 5.8%, таким образом, почти полностью восстановившись от удара, полученного в 2020 году. Тем не менее, МВФ опасается, что базовый сценарий может не воплотиться в жизнь, учитывая, что пандемия, вероятно, будет продолжаться и во второй половине 2020 года, и существует также риск возникновения новой вспышки в 2021 году. Если один или оба из этих менее оптимистичных сценариев притворится в жизнь, существует значительный риск того, что глобальный рост окажется отрицательным в течение всего 2021 года и останется таковым на протяжении еще нескольких лет.

Есть известная цитата из «Рассказов для пробуждения мира», написанных Фэн Мэнлуном: «Лучше быть собакой в спокойные времена, чем человеком во времена хаоса». В нынешних условиях те из нас, кто пытается удержать свой бизнес на плаву, могут в полной мере ощутить справедливость это высказывания. Если вы один из них, вероятно, пришло время задуматься о том, что однажды сказал президент Кеннеди: «Китайцы делают два мазка кистью, чтобы написать слово «кризис». Один мазок означает опасность; другой - возможности. В условиях кризиса помните об опасностях, но не упускайте и возможности». Хотя лингвисты могут оспорить правдивость этимологии Кеннеди, его общий посыл, несомненно, верен: настоящий предприниматель всегда найдет способ процветать в условиях хаоса.

Итак, где же возможности для горнодобывающего сектора в условиях нынешнего кризиса?

Любой ответ на этот вопрос должен начинаться с анализа того, что мы ожидаем в ближайшие месяцы и годы. В этом контексте разница между наиболее оптимистичным сценарием, изложенным МВФ, и наиболее пессимистичным является значительной, и детальные планы и прогнозы придется скорректировать, чтобы учесть будущее развитие пандемии и ее экономические последствия. Однако некоторые ключевые факторы будут действовать независимо от того, какие сценарии будут реализованы, и уже сейчас можно разработать стратегию с учетом этих факторов.

Как и в случае финансового кризиса 2008 года, мы можем ожидать, что предложения дешевых денег будет нарастать до тех пор, пока опасность инфляции не станет больше, чем угроза экономического коллапса. Даже самые оптимистичные из нас согласятся, что до этого пока еще далеко. Одним из последствий будут низкие процентные ставки, а вместе с ними и пул авантюрных денег, которые ищут хорошие возможности для увеличения доходности. В то же время, поскольку многие управленческие команды воздерживаются от проектов типа выхода на IPO во времена неопределенности, в результате, вероятно, будет ощущаться общая нехватка проектов, поступающих на рынок.

Хотя некая неопределенность остается, в секторе драгоценных металлов, в частности золота, можно ожидать, что цены останутся относительно высокими. Остальная часть горнодобывающего сектора должна выдержать текущее сокращение спроса и затем ожидать более или менее быстрого возврата к предыдущим уровням в зависимости от того, какой из сценариев развития событий будет воплощен в жизнь. Если отдельные банкротства и консервация производственных мощностей приведут к чрезмерному сокращению предложения, вполне возможно, что при увеличении спроса цены могут резко вырасти.

В оперативном плане можно ожидать, что реалии COVID-19 повысят привлекательность автоматизации для обеспечения бесперебойного производства. Все большее распространение получат автоматические буровые установки, самодвижущиеся грузовики, оборудование искусственного интеллекта и центры дистанционного управления. Для вдохновения можно вспомнить программу «Рудник будущего» компании Rio Tinto, которая началась во время кризиса 2008 года. Но такие инновации невозможно реализовать без привлечения дополнительного капитала.

Подводя небольшой итог, представляется вероятным, что в какой-то момент в течение следующих 2-3 лет горнодобывающие компании с убедительными планами на будущее начнут выходить на фондовые рынки в поисках финансирования. Идеальное время для этого не будет одинаковым для каждой компании. То, что подходит именно вам, будет зависеть от ряда факторов, как внутренних, так и внешних, и это требует отдельной внимательной оценки. Для некоторых, особенно компаний, занимающихся добычей золота и драгоценных металлов, это время наступит чуть раньше, чем для других. Ключ к успеху это быть хорошо подготовленным к тому моменту, когда появится такая возможность. 

В любом случае, но особенно в нестабильной среде, которая вероятно сохранится в ближайшие месяцы, скорость, с которой компания выходит на публичный рынок, может означать либо успешный листинг, либо полный провал всех намеченных планов. Промежуток времени между принятием решения о выходе на IPO и достижением поставленной цели может составлять от 4 до 18 месяцев. Компании могут ожидать, что они окажутся в нижней части этого диапазона, только если они заранее выполнили свою «домашнюю работу». Это включает как обеспечение наличия соответствующей команды для выполнения работы (как внутри компании, так и путем привлечения профессиональных консультантов), так и готовности к процедуре due diligence, который станет неотъемлемой частью процесса листинга. Хотя этот первоначальный подготовительный процесс и занимает много времени, вовсе необязательно, что он окажется тяжелым финансовым бременем для компании.

После многообещающего начала 2020 года активность IPO в мире в марте и апреле была крайне медленной. Уже есть признаки того, что рынок может начать расти в июне и июле. С этим появятся первые возможности для компаний, которые успеют воспользоваться возможностью. Время начинать готовиться уже наступило.

 

Эта статья была подготовлена ​​как часть серии из трех статей.


   

Максим Собокарев

Директор

Moore ST Москва

T +7 495 589 3498 (доб. 253)

E Maxim.Sobokarev@moore-st.ru

 

 



Возврат к списку